Статьи » Персоналии » Хронология » География » Ссылки » Библиография » Приложения » Написать письмо в редколлегию
 
На главную ЧУВАШСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ А  Ӑ  Б  В  Г  Д  Е  Ӗ  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Ҫ  Т  У  Ӳ  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Ы  Э  Ю  Я На главную  
Почта Дом  

     ТЮРКСКИЕ ЯЗЫКИ – семья языков, на к-рых говорит ряд народов и народностей в СНГ, Турции, Иране, Афганистане, Китае, Монголии, на Балканах. В рамках алтайской территории Т.я. объединяются в одну алтайскую семью вместе с монгол. и тунгусо-маньчжур. языками (см. Алтаистика, Алтайские языки). Е.Д. Поливанов, Г.Й. Рамстедт в число алтайских языков включают также корейский и япон. языки. Существует гипотеза урало-алтайского родства языков (М.А. Кастрен, Г. Винклер, О. Доннер, Й. Буденц, М. Рясянен, Д. Не­мет и др.), согласно к-рой Т.я. родственны финно-угор. языкам.

     История Т.я. реально прослеживается с первых веков н.э., ареал их распространения является результатом длител. миграций тюрк. племён, народностей и народов в рамках пространства Евразии.

     В тюркологии было выработано несколько подходов к классификации Т.я., одна из древнейших сделана Кашгари Махмудом. С использованием компаративист. методик составлены фоно-морфостатистическая (О.А. Мудрак), лексикостатистическая (А.В. Дыбо) класси­фикации. Общепризнанным является противопоставление булгар. и собственно тюрк. (общетюрк.) групп; их разделение произошло, вероятно, примерно во 2 в. н.э. Географич. принцип положен в основу классификации В.А. Богородицкого. С учётом только фонетич. признаков выделил группы Т.я. В.В. Радлов. Наибольшее распространение получила схема классификации А.Н. Самойловича (1922), основанная на наиболее типич. фонетико-морфологич. признаках отдельных групп Т.я., в ней выделены 6 групп Т.я.: р-группа, или булгарская (древний булгар., современ. чуваш. языки); д-группа, или уйгур., или северо-восточ. (язык орхоно-енисейских памятников, древнеуйгур., тувин., хакас., шорский, салар., тофалар. и якут. языки, язык жёлтых уйгуров); таў-группа, или кыпчак., или северо-запад. (алтайский язык с диалектами, киргиз., каракалпак., кумык., карачаево-балкар., караим., крымско-татар., ногайский, башкир., татар. языки); таfлык-группа, или чагатайская, или юго-восточ. (чагатайский, современ. уйгур., узбек. языки); таfлы-группа, или кыпчакско-туркмен., или сред. (говоры хорезм. узбеков); ол-группа, или огузская, или юго-запад. (турец., азербайджан., туркмен., гагауз. языки, нек-рые диалекты крымско-татар. языка). В зарубеж. тюркологии классификации Т.я. были предложены Г.Й. Рамс­тедтом, М. Рясяненом, Й. Бенцингом, К.Г. Менгесом, к-рые развили с небольшими вариациями принципы классификации А.Н. Самойловича. Классификация Н.А. Баскакова объединяет чисто лингвистич. категории с историч. процессами интеграции и дифференциации тюрк. этнич. общностей с выделением двух ветвей: западнохуннской и восточнохуннской. Как правило, во всех существующих классифика­циях Т.я. особо выделяются чуваш. и якут. языки.

     Наиболее используемой на рубеже 20–21 вв. является следующая классификация Т.я.: огуз. группа (турец., гагауз., азербайджан., туркмен., салар., сонкорско-тюрк., халадж. хорасано-тюрк. язык, балкан. тюрков язык); кыпчак. группа (татар., башкир., караим., казах., карачаево-балкар., киргиз., алтайский, крымско-татар., крымчак., кумык., ногайский, каракалпак. языки, а также языки алабугат. татар-ногайцев, астрахан. ногайцев-карагашей, юртов. татар, барабин. татар); карлукско-уйгур. группа (уйгур., узбек. языки); кыргыз. группа (хакас., шорский, чулымско-тюрк., сарыг-югур., фуюйских кыргызов языки); тобаская, или урянхайская группа (тувин., тофалар., уйгурско-урянхайский языки); якут. группа (якут., долган. языки); булгар. группа (чуваш. язык).

     В фонетич. и грамматич. строе Т.я. имеется ряд особенностей, к-рые встречаются в алтайских языках и уральских языках. Сингармонизм как противопоставление фонем переднего и заднего ряда связывается тесно с наличием палатализован. и веляризован. согласных. Поэтому в последних исследованиях говорят о слоговом сингармонизме. В отдельных языках прослеживается и губной сингармонизм. Предполагается существование долгих гласных, к-рые были утеряны в большинстве Т.я. Консонантизм отличается относител. бедностью, имеются дистрибутив. ограничения, связанные с анлаутом и инлаутом. Звуковая система нек-рых Т.я. испытала влияние неродствен. языков.

     Агглютинация определяет все основные характеристики структуры тюрк. слова: строгий порядок следования морфем, чёткую выделяемость морфем (корней и аффиксов), стандарт. облик аффиксов и их однозначность. Различаются аффиксы, присоединяемые к имени, и аффиксы, присоединяемые к глаголам. Количество падежей составляет от 6 до 8. Во всех Т.я. множествен. число выражается аффиксом -лар/ђр, только в чуваш. языке -сем. Имеется особая категория принадлежности. В отличие от индоевроп. и семито-хамит. языков в Т.я. не употребляются артикли и отсутствует категория грамматич. рода. Категория имени не имеет чёткого деления на существительные, прилагательные и наречия.

     Для Т.я. древ. состояния характерна глагольно-именная омонимия (синкретизм имени и глагола). Наиболее простейшей глагол. формой (глагол. корнем) является форма 2-го лица единствен. числа повелител. наклонения. Имеется развитая система форм, выражающих глагол. времена. Глаголы имеют большое количество аффиксов, обозначающих аспектуал. и залоговые значения. Глагол. основа не выражает видовых значений, но сложные глаголы могут передавать разный характер действия. В Т.я. развита система отглагол. имяобразования. Отрицание в глаголе выражается общетюрк. показателем -ма, в формах повелител. наклонения чуваш. языка употребляется препозитив. отрицател. частица ан.

     Основным принципом тюрк. синтаксиса является препозиция управляе­мого относительно управляющего. При выражении синтаксич. связей отсутствует согласование, характер. способом выражения синтаксич. связи между двумя именами является изафет. Вместо предлогов употребляются послелоги, имеется особая притяжател. конструкция, замещающая значение глагола «иметь». Среди синтаксич. структур преобладает простое предложение, к-рое может включать в себя причаст. и деепричаст. конструкции, выражающие подчинител. отношения.

В Т.я. аффиксация формирует основные словообразовател. типы, менее распространены аналитич. способы: парные имена, редупликация, составные глаголы, словосложение.

      В системе частей речи Т.я. особое место занимают подражател. слова (имитативы), выступающие в качестве базы для именного и глагол. словообразования. Лексика характеризуется общностью основного фонда всех Т.я. Однако длител. историч. развитие и влияние иносистем. языков способствовали формированию различий внутри словар. составов отдельных групп Т.я. По особенностям в лексике можно выделить: чуваш. язык (представитель булгар. группы); сибирские Т.я.; огуз. языки; кыпчак. языки; карлук. языки.

      На протяжении истории Т.я. использовали разные системы письма [брахми, древнетюрк. руническое, уйгурское, арабское, латиница («Codex Cumanicus», 14 в. ) и др.]. В 1926 в г. Баку состоялся Всесоюз. тюркологич. съезд, определивший перспективу латинизации письменности тюркоязыч. народов, были созданы алфавиты для ряда бесписьмен. тюрк. народов. В 1930–40-х гг. письменность Т.я. СССР была переведена на кириллицу. Турец. язык имеет алфавит на основе латиницы.

Автор: А.П. Хузангай.
Лит.: Федотов М. Р. Тĕрĕк чĕлхисен тан­лаштару грамматики. Ш., 1975; Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. В 6 т. (Фонетика. Синтаксис. Морфология. Лексика. Региональные реконструкции. Пратюркский язык-основа. Картина мира пратюркского этноса по данным языка). М., 1984–2006; Щербак А. М. Введение в сравнительное изучение тюркских языков. СПб., 1994; Языки мира: тюркские языки. М., 1997; Menges K. H. The Turkic languages and peoples. Wiesbaden, 1968; The Turkic Lan­guages. Routledge language Family Description. London / New York, 1998.
Иллюстрации
Генеалогическое древо тюркских языков (А.В. Дыбо).

Info@it-serv.ru

c 2009 Чувашский государственнвй институт гуманитарных наук, Чувашское книжное издательство